Существует ли этическое различие между пассивной и активной эвтаназией?


ДОВОДЫ ЗАДОВОДЫ ПРОТИВ


Это чрезвычайно важное различие в дебатах о проблеме эвтаназии. Говоря в общем, противники эвтаназии утверждают, что существует четкое моральное различие между тем, чтобы просто позволить умереть и на самом деле стать причиной или намеренно ускорить чью-то смерть. Для некоторых это является решающим моральным отличием, для других, оно представляет собой либо казуистику [чрезмерно тонкие рассуждения, предназначенные для рационализации или чтобы ввести в заблуждение] либо этическую фантастику.

Майкл Мэннинг, доктор медицинских наук,
бывший практикующий врач, в книге 1998 года
Эвтаназия и самоубийство с помощью врача:
убийство или забота?

Доводы подтверждающие различия между пассивной и активной эвтаназией



Различия между убийством [активной эвтаназией] и позволением умереть [пассивной эвтаназией] еще вполне допустимы для использования … Различие основывается на банальном наблюдении, что жизнь может прийти к концу, как результат (а) прямого действия другого человека, который становится причиной смерти (если например выстрелить в человека), или в результате (б) безличных сил, где ни один человек не действовал (смерть от удара молнии или болезни) … В центре различия между убийством и позволением умереть стоит разница между физической причинностью и моральной ответственностью. С одной стороны, привести жизнь другого человека к концу с помощью инъекции значит непосредственно убить его — наше действие является физической причиной смерти. С другой стороны, позволить кому-то умереть от болезни, которую мы не можем вылечить (и которую мы не вызывали), значит разрешить болезни выступать в качестве причины смерти.

Дэниел Каллахан, доктор философии, директор
международных программ в Центре Гастингса,
в статье 1995 года «Жизненные различия,
смертельные вопросы: Дискуссия об эвтаназии
и расходах на здравоохранение» в книге
«Споря об Эвтаназии»

Часто люди указывают, что их поддержка эвтаназии и самоубийства с помощью врача основана на том факте, что они не хотели бы жить «подключенными к машине» или «когда это безнадежно»: защитники эвтаназии поощряют такой ход мыслей, когда они обходят молчанием нравственные и правовые различия между преднамеренным заканчиванием жизни с помощью вмешательства, таким как инъекция миорелаксантов, и остановке медицинского лечения…

Иезекииль Дж. Эммануэль, доктор медицинских наук
заведующий кафедрой клинической биоэтики при
Национальном институте здоровья США, в статье
«Время умирать: Место для врачебной помощи» в
2000 году в журнале Journal of Health Politics,
Policy and Law

«Мы можем усмотреть соответствующую разницу между убийством и разрешением умереть на уровне причинности, а именно, если мы рассмотрим биологические измерения … только на этом биологическом уровне … мы смогли получить правильное определение убийства — это чужеродное для организма воздействие, причиненное другим человеком, и в результате которого наступают немедленные смертельные повреждения. «Позволить умереть», наоборот, означает уступить постоянному внутреннему процессу распада организма, без поддержки или замены жизненно важных функций. Поэтому экстубация [удаление трубки искусственной вентиляции легких] неизлечимо больного пациента, хотя и есть физическим воздействием с последующей смертью, не является убийством в общем смысле … Экстубация не производит эффект смерти; она только влияет на время её возникновения.

Томас Фукс, доктор медицинских наук, кандидат
технических наук, доцент кафедры психиатрии в
Гейдельбергском университете, в статье 1998
года «Понятие „Убийство“. Причинность,
намерения и мотивация в активной и пассивной
эвтаназии» в Journal of Medicine, Health Care,
and Philosophy рассмотрена проблема эвтаназии

Мы считаем, что:

(1) Принцип автономии пациента требует, чтобы врачи уважали решение пациента, который в состоянии принимать решения, отказаться от лечения с целью поддержания жизни. Лечением с целью поддержания жизни является любое медицинское лечение, которое служит для продления срока жизни без обращения вспять основного заболевания. Лечение с целью поддержания жизни включает в себя, но не ограничивается искусственной вентиляцией легких, диализом почек, химиотерапией, антибиотиками и искусственным питанием…
(4) Врачи не должны проводить эвтаназию или помогать в самоубийстве.

Американская медицинская ассоциация, в правилах
для врачей, опубликованных в 2006 году «Решения
у конца жизни» рассматривает проблему эвтаназии
и различает пассивную и активную эвтаназию

Доводы опровергающие различия между пассивной и активной эвтаназией



Различие между активной и пассивной эвтаназией, как полагают, имеет решающее значение для медицинской этики … Тем не менее, веские доводы могут быть сделаны против этой доктрины … Если просто удержаться от лечения, пациент может умирать дольше, и поэтому он может страдать больше, чем если бы были предприняты более прямые действия и ему дали смертельную инъекцию. Этот факт дает веские основания полагать, что после того, как первоначальное решение не продлевать его агонию было принято, активная эвтаназия на самом деле предпочтительнее пассивной эвтаназии, а не наоборот. Сказать противоположное, значит одобрить вариант, который приводит к увеличениям страданий, а не их уменьшении, а это противоречит гуманному импульсу, который побудил принять первоначальное решение не продлевать жизнь. Это не совсем правильно говорить, что в пассивной эвтаназии врач не делает ничего, потому что он в действительности делает одну очень важную вещь: он позволяет пациенту умереть. «Позволить кому-то умереть», конечно, отличается, в некоторых отношениях, от других видов деятельности — в основном в тем, что оно является своеобразным действием, которое можно выполнить путем не выполнения некоторых других действий. Например, можно позволить пациенту умереть не давая лекарства, так же, как можно оскорбить кого-то не пожав ему руку. Но для какой-либо моральной оценки тем не менее это является действием. Решение позволить пациенту умереть подлежит моральной оценке точно так же, как и решение убить его будет зависеть от моральной оценки.

Джеймс Рэйчелс, доктор философии и профессор
Университета штата Алабама в Бирмингеме, в
статье «Активная и пассивная эвтаназия», 1975
в журнале The New England Journal of Medicine

В случае эвтаназии … отключение оборудования [поддержки жизни] ничем не отличается (функционально, морально, метафизически) от удаления биологического телесного органа, если обе системы выполняют ту же роль. Оба случая нарушают какой-то процесс организма. Если это нарушение приводит к смерти, тогда оба случая являются убийствами … [Аргумент об] излишних страданиях может иметь смысл, только когда он адресован против технологии, против искусственности, или как достаточно общая просьба освободить пациента от «технологической ловушки» … Даже если пациент испытывает боль, не имеет никаких шансов на выздоровление или потерял когнитивные функции, никакая апелляция к доводам о ненужных страданиях, никакое указание на нашу бесчеловечность не будет в настоящее время иметь законных оснований, которые позволят нам освободить этого человека из ловушки природы. Но если мы так жестоки, что отказываем природе в возможности освободить пациента из ловушки технологии, мы в то же время и жестоки и концептуально слепы, когда не даем технологии освободить пациента из ловушки природы … Когда мы отключаем оборудование, играющее эти функциональные роли, у страдающих безнадежных больных, мы убиваем тех, кто «в ловушке технологии». Но это не так уж и плохо. Плохо, когда мы отказываем предоставить людям «в ловушке природы» те же преимущества.

Патрик Д. Хопкинс, доктором философии, профессор
философии Millsaps College, в статье 1997 года,
«Почему отключение оборудования считается
пассивной эвтаназией?» в The Hastings Center
Report проанализировал проблему эвтаназии

Вера в то, что врачи фактически не убивают, является следствием убеждения, что не поддерживать жизнь, либо не начиная либо прекращая лечение, это «позволение умереть», а не убийство. Хотя эта точка зрения общая, я буду утверждать, что это ошибочно …
Рассмотрим случай смертельно больной пациентки с ALS [БАС, боковым амиотрофическим склерозом]. Она полностью зависит от искуственной вентиляции легких без надежды когда-либо поправиться. Она, безусловно, правомочна, но находит свое состояние невыносимым и настойчиво просит, чтобы ей отключили подачу воздуха и оставили умирать. Большинство людей и врачей согласны с тем, что врач должен уважать пожелания пациента и убрать оборудование, хотя это, безусловно, приведет к смерти пациента. Все понимают, что врач, таким образом, позволит пациенту умереть. Но правильно ли это? Предположим, что у пациентки есть жадный и враждебный сын, который ошибочно полагает, что его мать никогда не решит остановить свою поддержку жизни и что даже если она сделала это, врач ей откажет. Боясь, что его наследство будет утрачено из-за долгой и дорогостоящей госпитализации, он входит в комнату своей матери, и в то время как она в отключке, экстубирует её [убирает подачу воздуха] и она умирает. Вскоре после этого медицинский персонал обнаруживает, что он сделал, и конфликтует с сыном. Он отвечает: «Я не убивал ее, я просто позволил ей умереть. Причиной ее смерти была её болезнь». Я думаю, что этот довод было бы справедливо отклонить как прозрачный софизм [тонкие обманчивые рассуждения] - сын вошел в комнату матери и намеренно убил ее. Но, конечно же, сын осуществляет одни и те же физические действия, он сделал точно то же самое, что сделал бы врач. Если это так, то не убивает ли также врач пациента, когда он экстубирует её…
Оба, и врач и жадный сын действуют одним и тем же образом, с целью вызвать смерть, действительно вызывают смерть, и поэтому оба убивают.

Дэн В. Брок, доктор философии, профессор медицинской
этики в Гарвардской медицинской школе, в статье в
марте 1992 года «Добровольная активная эвтаназия»
в Hastings Center Report

ДОВОДЫ ЗАДОВОДЫ ПРОТИВ
Существует ли этическое различие между пассивной и активной эвтаназией?


Поделиться: